Undefined

С выбором профессионального вектора я  определилась очень рано. А путь до получения диплома архитектора занял 16 лет. Много это или мало? Для меня такой путь оказался единственно верным, каждый день дающий  ощущение, что я нахожусь на своем месте.
В моей семье есть художники, не знаю, передается это с генами или нет, но какую-то тягу к  изображению, бумаге и краскам я испытывала с раннего детства. С 7 лет я пошла в детскую школу искусств, очень любила рисовать и хотела сразу на рисование. Но первый год обучения включал в себя три блока: музыку, ИЗО и хореографию. Только по итогу первого  года уже было распределение, на основании выявленных склонностей.  Пришлось потерпеть ненавистную ритмику и музыку, чтобы потом отдаться любимому занятию еще на 7 лет.
 
(фото взято с официальной группы школы в контакте https://vk.com/maudo_detckaya_shkola)
Школа искусств  занимала все свободное время, это как вторая школа, где занятия были каждый день, по 3-4 урока. По ощущениям я помню,  что все мое детство прошло в стенах именно школы искусств, а не общеобразовательной школы, где временами было довольно скучно. А в школе искусств был другой мир. Там были преподаватели, которые любили и уважали свое дело, любили детей и учили их любить искусство. Само здание школы и ее интерьеры сильно отличались от обычной школы. Здесь был и просторный выставочный зал, отделанный натуральным камнем (об него, кстати,  очень удобно было чистить стирательные ризинки, камень при этом не пачкался)  и разные кабинеты, наполненные всевозможными атрибутами творчества, большое фойе, напоминающее скорее театр, чем школу.

(фото взято с официальной группы школы в контакте https://vk.com/maudo_detckaya_shkola)
Помню, как лет в 9 или 10 лет у меня появилась детская мечта стать архитектором.  Повлиял бразильский сериал, где  одним  из героев был архитектор Мендисабаль. Я тогда даже не понимала до конца, что значит это слово, мне просто  нравилось, как оно звучит.

 И вот по окончании  8 класса школы искусств встал вопрос:  стоит ли продолжать и как, для чего? Вопрос был не простой, т.к. найти применение творчеству в  маленьком городе нефтяников было сложно, тем более в 90-е годы. Время было не благополучное, в подъезде, где я жила в то время случались частые неприятности, помню, как избили моего отца, как человека сбросили в лестничный пролет, и приходилось спускаться вниз мимо трупа, идя в школу. Мои родители, конечно, были химиками, это стандартная профессия для города Кириши, где я родилась и выросла. То есть какое-то там искусство, творчество,  рисование – все это было настолько далеко от повседневной  реальности, что я до сих пор удивляюсь, как удалось  осуществить свою мечту.  Я как-то сказала про желание стать архитектором своему  преподавателю рисунка Татьяне Ивановне Ильиной, она ответила, что можно конечно пытаться поступить в ЛИСИ (сейчас СПБГАСУ), но это очень и  очень сложно, надо очень хорошо владеть рисунком и композицией. Я восприняла это как вызов и загорелась этой идеей.

Еще два года я брала частные уроки рисунка, живописи и композиции у мужа Татьяны Ивановны, Михаила Константиновича Ильина, художника.  А в начале 11 класса все разузнала  про поступление и записалась на подготовительные курсы в Архитектурно-Строительный Университет. Сначала это были заочные курсы, где надо было делать и отсылать в Питер  контрольные по математике, сдавать на оценку работы по композиции. Все это было недостаточно, я понимала, что шансов поступить у меня мало. Весной  мне на заочных курсах подсказали, что можно брать уроки  рисунка непосредственно у преподавателей  кафедры рисунка, дали телефон, по которому можно связаться с преподавателем. Помню, как тряслись руки, когда звонила, дозвонилась не с первого раза, договорилась о времени и дате, когда можно приехать и показать свои работы, а там уже решат, есть ли смысл продолжать или не стоит тратить время и деньги. Помню, как не сразу нашла кафедру рисунка, очень волновалась, боялась , что скажут,что нет смысла заниматься.Вечерние занятия вели два преподавателя, эффектная Татьяна Семеновна Ветлинская и Юрий Петрович Пантюхин, которые сначала посмеялись над  работами, которые я показала, но позволили заниматься, а по мере занятий сказали, что если проявить упорство, то могу и поступить.Это настолько меня воодушевило, что я не обращала внимание на сильную усталость, жизнь в дороге и отсутствие свободного времени. После уроков в школе я бежала на вокзал, чтобы успеть на электричку в Петербург и во время прибыть на занятия. А ехать 2,5 часа в один конец. После занятия снова бегом на вокзал, чтобы успеть на последнюю электричку домой, которая прибывала около полуночи. Представляю, скольких нервных клеток стоило моим родителям ожидание меня  с последней электрички из Питера, где иногда приходилось ехать в пустом вагоне, никаких мобильных тогда еще не было. Уроки делала в электричке. Как-то раз ехала вместе с учителем по математике, она не знала про мои занятия  и график, после этой поездки  стала отпускать меня со своей последней математики, чтобы я могла успеть пообедать, прежде чем ехать на занятия. Все мысли были заняты поступлением и подготовкой к экзаменам.  Я была очень благодарна своим школьным учителям, которые с пониманием отнеслись к моему стремлению и  закрывали на многое глаза: на то, что часто отпрашивалась с последних уроков, чтобы не пропустить электричку, на то, что иногда клевала носом на первых уроках, не всегда была готова к уроку и т.д.

Благодаря упорству, силе воли  и удаче, в ВУЗ я поступила.  Помогла серебряная медаль за школьные успехи, которая позволила сдавать в ВУЗ только рисунок гипсовой  головы,  а при получении высокого балла  оставалось пройти собеседование с деканом архитектурного факультета Валерием Анатольевичем Нефедовым. И я его успешно прошла.

Оглядываясь назад, понимаю, что выбранная профессия не могла оказаться случайной или неподходящей. Это было невозможно. Выбор профессии  был осознанным на клеточном уровне, жгучее внутреннее желание и стремление помогали преодолевать трудности, усталость и временами отчаяние. Путь был трудным и не типовым.  Родители один раз спросили меня, не проще ли будет пойти в Технологический Институт, который они сами закончили,  куда шли  очень многие выпускники киришских школ. Но я настолько не любила химию в школе, что у меня слезы наворачивались от мысли о том, что придется работать с этими пробирками и всякими химическими формулами. Я очень благодарна родителям, что они не препятствовали моему выбору, не настаивали на своем мнении, просто помогали мне, как могли и полностью доверяли.

6 лет учебы в ГАСУ заслуживают отдельной статьи, об этом как-нибудь напишу. Было и трудно и очень интересно, временами опускались руки, но потом откуда-то брались силы все продолжать.

Вот этот вот длинный путь привел к тому, что я каждый день чувствую себя счастливым состоявшимся человеком, занимаюсь любимым делом, которое не просто работа, а часть моей личности, уже неотделимая от всего остального. Я смотрю на мир сквозь призму планов, объемов, разрезов, оттенков,  пропорций и гармоничных сочетаний. Ради этих ощущений стоило пройти такой длинный путь.